Peer support specialist

A Certified Peer Support Specialist also known as a Certified Peer Specialist is a person with significant life-altering experience best eco friendly water bottles. This is also referred to as lived experience. These specialists support individuals with struggles pertaining to mental health, psychological trauma or substance use. Because of their lived experience, such persons have expertise that professional training cannot replicate. This is not to be confused with peer educators who may not consider recovery a suitable goal for everyone and may focus instead on the principles of harm reduction.

There are many tasks performed by peer support specialists that may include assisting their peers in articulating their goals for recovery, learning and practicing new skills, helping them monitor their progress, supporting them in their treatment, modeling effective coping techniques and self-help strategies based on the specialist’s own recovery experience, and supporting them in advocating for themselves to obtain effective services.

As of September 2012, 36 states of the US had established programs that train and certify individuals with lived experience who have initiated their recovery and are willing to support others in their recovery process.

A peer recovery support specialist (P-RSS) is an occupational title of trained individuals who engage with peers in a community-based recovery center, or outside it around any number of activities, or over the telephone as well. The peer support specialist can work with individuals as they develop and implement a personal recovery plan, which can also serve as a contract for engagement.

The Veterans Administration has increased its number of peer specialists to 800 as of the end of 2013. The VA uses peer support specialists much like local, state, and private agencies.

Recovery plans can take many forms. A key component of the recovery management model is a personal recovery plan. This plan is drawn up by the individual looking for support, and reviewed with an RSS. This peer-centered recovery plan is instrumental for individuals in the process of their recovery large stainless steel water bottle.

Central to such plans are the overall health and well-being of each individual, not just their mental health. Components often include support groups and individual therapy, basic health care maintenance, stable housing meat beater, improvements in family life and personal relationships as well as community connections. The plan may also include education goals, vocational development and employment. Some plans outline a timetable for monitoring, and/or a plan for re-engagement when needed to balance the health and overall quality of life for each individual. Peer recovery support specialists can be found in an increasing variety of settings, including community-based recovery centers. Funding for peer recovery programs comes from a combination of federal and state agencies as well as local and national charities and grant programs, such as Catholic Charities and the United Way.

When peer support specialists work in publicly funded services, the peer support specialists are required to meet government and state certification requirements. Since the adaptation of the Recovery Management Model by state and federal agencies, peer support specialist courses have been offered by numerous state, nonprofit and for-profit entities such as Connecticut Community for Addiction Recovery, PRO-ACT (Pennsylvania Recovery Organization-Achieving Community Together), The McShin Foundation, Tennessee Certified Peer Recovery Specialist Training and Program, Appalachian Consulting Group, and The State of New York’s Office of Addiction Services running belt pack. PARfessionals has developed the first internationally approved online training program for peer support specialists in the fields of mental health and addiction recovery. In addition, there are numerous for-profit firms that offer peer support specialist training. Training includes courses on the ethics of a recovery coach, recovery coaching core competencies, clinical theories as stages of change, motivational interviewing, and co-occurring disorders.

Adapted for the Recovery Support Specialist by William L. White:

Ядозубы

Helodermatidae Wiegmann, 1829

Ядозу́бы (лат. Helodermatidae) — семейство ядовитых ящериц, состоящее из единственного рода Heloderma, включающего 2 современных вида ящериц, которые распространены преимущественно на юго-западе США и в Мексике.

Ядозубы обладают плотным вальковатым телом, закруглённой и несколько уплощённой головой и довольно коротким хвостом, в котором у них откладываются запасы жира. Конечности короткие, пятипалые, пальцы снабжены длинными когтями. Глаза небольшие, с подвижными веками. Барабанная перепонка расположена открыто, у заднего края рта. Язык толстый, раздвоенный. Туловище покрыто крупной зернистой чешуёй, расположенной правильными поперечными рядами; на спине, боках и наружной стороне ног под чешуёй залегают костные пластинки — остеодермы. Теменное отверстие отсутствует, височные дуги недоразвиты.

Окраска предупредительная — пёстрая, с оранжевыми, красноватыми или жёлтыми пятнами на тёмном фоне, образующими ковровый рисунок; особенно ярко выражена у молодых особей. На хвосте чередуются тёмные и светлые поперечные полосы. Окраска и рисунок изменчивы. Иногда тёмный фон преобладает в окраске, а светлый рисунок выражен в виде отдельных, более или менее правильно расположенных, небольших округлых пятен и полос. В других случаях животные могут быть оранжево-красными или буровато-жёлтыми с отдельными тёмными пятнами. Встречаются и одноцветные, серовато-бурые экземпляры.

Распространены ядозубы на юго-западе США (в штатах Юта, Невада, Аризона, Нью-Мексико и Калифорния), в Мексике; ареал одного из видов на юге достигает северной части Гватемалы; Северной и Южной Америке.

Ядозубы населяют довольно засушливые районы: каменистые предгорья, полупустыни и пустыни (включая Сонору и Мохаве), встречаются в редколесьях, зарослях кустарников и кактусов. Иногда селятся на берегах водоёмов, по пересыхающим руслам рек. Роют неглубокие норы или занимают норы других животных. Ядозубы довольно медлительны и неповоротливы; в случае опасности часто не пытаются бежать, а ложатся на землю, доверяясь своей яркой предупредительной окраске. Несмотря на среду обитания, эти ящерицы не любят сухости, предпочитая дни когда относительная влажность доходит от 50–80%. Охотно заходят в воду и умеют плавать, причём, в отличие от многих ящериц, не прижимают ноги к телу, а гребут ими как вёслами. В неволе часто и подолгу лежат в воде. В жаркое время года ведут сумеречный и ночной образ жизни; зимой впадают в спячку.

Наиболее активны ядозубы весной, когда появляется их излюбленная пища — птичьи яйца. Питаются также насекомыми и другими беспозвоночными, ящерицами, змеями, лягушками, грызунами и птенцами, поедают яйца черепах и других рептилий. Добычу разыскивают при помощи обоняния, постоянно высовывая язык, который связан с находящимся во рту якобсоновым органом.

Подобно многим другим пресмыкающимся, ядозубы способны длительное время (до 5 месяцев) голодать. Организм этих ящериц хорошо приспособлен к редкому употреблению больших объемов пищи. Это является существенным преимуществом в условиях, когда регулярная добыча встречается не часто what is a meat tenderizer used for. Взрослые особи способны за один раз съесть количество пищи, составляющее около одной трети их веса. Полный годовой запас пищи они в основном съедают всего за 3–4 кормления. При этом, особенно когда пища обильна, излишки питательных веществ откладываются в виде жировой ткани в хвосте — этот запас жира служит источником питания в длительные периоды зимней спячки. Низкая скорость метаболизма и относительно низкая температура тела также способствуют уменьшению потребности в регулярном питании. Таким образом, особенности физиологии организма ядозубов обеспечивают поддержание нормального энергетического баланса в длительные периоды между кормлениями.

Самки ядозубов откладывает до 12 яиц, закапывая их в землю на глубину 7–12 см. Яйца ядозубов покрыты мягкой пергаментовидной оболочкой. Самка не охраняет кладку.

В состав ядовитого аппарата ядозубов входят парные ядовитые железы, ведущие к зубам протоки желёз, и зубы.

Яд вырабатывается видоизменёнными подчелюстными и подъязычными слюнными железами, расположенными по бокам снизу у передней половины нижней челюсти. Снаружи железы имеют вид вздутий снизу челюсти. Каждая железа окружена соединительнотканной капсулой, которая образует внутри септы (перегородки), разделяющие железу на 3 или 4 крупные доли. Отходящие от капсулы и крупных септ мелкие перегородки, делят доли на многочисленные дольки. Яд по нескольким протокам поступает в ротовую полость к наружной стороне наиболее крупных зубов нижней челюсти.

Зубы ядозубов длинные и изогнутые назад, несут на передней и задней поверхностях бороздки, имеющими острые режущие края. Бороздка на передней поверхности зуба более глубокая. У взрослых жилатье всего 41–45 зубов: 18 на зубной кости, 16–18 на верхнечелюстной и 7–9 на переднечелюстной. Наиболее крупные зубы на зубной кости достигают в длину у жилатье 5,0 мм, у эскорпиона — 6,0 мм, соответственно длина зубов на верхнечелюстной кости равна 3,2 и 4,5 мм, на переднечелюстной — 2,0 и 2,3 мм. Наиболее глубокие бороздки расположены на зубах, сидящих на переднем крае зубной (от четвёртого до седьмого зуба) и верхнечелюстной кости. Зубы, сидящие на краю предчелюстной, имеют слабо выраженные бороздки, а зубы, сидящие в середине предчелюстной, обычно не имеют бороздок. Выпавший или сломанный зуб быстро заменяется новым. Зубы окружены складкой слизистой оболочки и вдоль всех зубов нижней челюсти проходит желобок, образованный выстилкой ротовой полости. По этому желобку яд свободно растекается и достигает основания зубов. Яд заполняет бороздки зубов за счёт капиллярного эффекта. Зубы верхней челюсти смачиваются ядом при закрывании рта и соприкосновении зубов.

Во время укуса дёсны отодвигаются, что не только освобождает зубы, но и увеличивает давление на ядовитые железы. При укусе зубы почти на полсантиметра уходят в тело жертвы. Из-за несовершенства ядовитого аппарата при укусе ящерица вынуждена удерживать свою жертву некоторое время для того, чтобы яд проник внутрь тела.

Укусы ядозубов довольно редки и обычно являются следствием неосторожного обращения с ящерицей при отлове или содержании в неволе.

Клиническая картина отравления характеризуется прежде всего сильной болью в месте укуса, которая может длиться от 0,5–8 ч и более (в зависимости от тяжести отравления). В месте укуса развивается отёк, который прогрессивно нарастает в течение нескольких часов. У укушенных людей наблюдается слабость, головокружение. Эти симптомы могут быть связаны со снижением артериального давления, наблюдаемым во время отравления. Дыхание учащено, слизистые, как правило, синюшные, наблюдаются лимфадениты. Очень часто места укуса кровоточат, отмечается тромбоцитопения. Несмотря на повреждения тканей в месте укуса, некрозы наблюдаются редко. Однако в рану может попасть вторичная инфекция.

Лечение отравления ядом ядозуба (хелодерматизма) в целом носит симптоматический характер.

Яд представляет собой серозный секрет модифицированных слюнных желез, содержащий токсические полипептиды. Он используется в основном для защиты от врагов, а не для нападения и охоты. Для человека укус ядозуба очень болезнен, но, кроме редких случаев, не смертелен, однако мелкие животные погибают от него довольно быстро (через несколько минут), причём на теплокровных яд действует сильнее large stainless steel water bottle, чем на холоднокровных. Так смертельная доза в пересчёте на 1 кг веса тела составляет 10 мг сухого яда для мышей и 400 мг для змей. При внутривенном введении смертельная доза для мыши 0,5–1 мг/кг, для человека оценивается в 5–8 мг (но может быть и ниже). Устойчивость ядозубов к собственному яду очень высока.

Действие яда ядозубов в основном нейротоксическое, как и у яда аспидов. Симптомы отравления включают диспноэ, спонтанные судороги, геморрагические очаги в глазах и желудочно-кишечном тракте, застойные явления в лёгких, приводящие к отёку. Смерть наступает в результате острой дыхательной недостаточности. У лабораторных животных яд вызывает уменьшение протромбинового времени свёртывания крови, гипотензию, тахикардию и расстройство дыхания.

В яде ядозубов обнаружены:

Протеолитическая активность яда сравнительно низка. Важное значение имеет способность яда высвобождать брадикинин, возможно, связанная с каллекриинами слюнных желёз. Брадикининлибераторным действием яда можно объяснить его гипотензивный эффект.

Семейство Helodermatidae впервые появляется в меловом периоде. Первый представитель современного рода HelodermaHeloderma texana — известен из миоцена. Позвонки и остеодермы современного вида Heloderma suspectum были найдены в позднеплейстоценовых (возраст от 8 000–10 000 до 22 000–22 760 лет) отложениях вблизи Лас-Вегаса, штат Невада, в Аризоне и Техасе.

Ископаемые виды надсемейства Helodermatoidea:

Согласно современным представлениям, ядовитые железы ядозубов являются упрощением ядовитых желёз предковой для всех Squamata формы, которая обладала ядовитыми железами как на верхней, так и на нижней челюстях. Змеи сохранили только верхнечелюстные железы, тогда как большинство ядовитых ящериц, наоборот, нижнечелюстные. Отсутствие ядовитых желёз у настоящих ящериц считается таким образом результатом их утраты в ходе эволюции. Признаки присутствия ядовитых желёз были обнаружены у жившего в конце мелового периода (65 млн. лет назад) ископаемого рода Paraderma.

Экономического значения ядозубы не имеют, поскольку присутствие многочисленных остеодерм делает их шкуры малопригодными для выделки, а мясо считается (ошибочно) ядовитым. Раньше кожа ядозубов использовалась местными индейскими племенами для изготовления различных украшений и поделок.

В процессе поглощения пищи модифицированная слюнная железа ядозубов секретирует особое вещество — эксендин-4, которое поступает в пищеварительный тракт и в систему кровообращения. В организме ядозуба это вещество участвует в переваривании, всасывании и депонировании питательных веществ. Кроме того, эксендин-4, предположительно, играет роль в регенерации кишечника ящерицы, который подвергается атрофии для сохранения энергии в промежутках между крайне нерегулярными приёмами пищи.

В начале 90-х годов XX века учёные обнаружили, что действие эксендина-4 очень похоже на действие гормона — глюкагоноподобного пептида-1 (ГПП-1), который секретируется эндокринными клетками пищеварительного тракта человека. По сравнению с ГПП-1, эксендин-4 обладал существенно большей продолжительностью действия. ГПП-1 играет важную роль в поддержании обмена глюкозы, обеспечивая постоянное, но не чрезмерное поступление глюкозы в кровь. ГПП-1 стимулирует глюкозозависимую секрецию инсулина, ингибирует высвобождение глюкозы из печени после приёма пищи, замедляет всасывание пищи в кишечнике, уменьшает аппетит и способствует появлению чувства насыщения (все эти звенья метаболизма нарушаются при развитии сахарного диабета 2 типа).

Обнаружение у эксендина-4 свойств ГПП-1 и факта, что продолжительность действия эксендина значительно превышает продолжительность действия и период полувыведения ГПП-1, привело к разработке синтетического аналога эксендина-4. Препарат получил название эксенатид и применяется для лечения сахарного диабета 2 типа. Эксенатид стал первым в новом классе сахароснижающих препаратов — миметиков инкретина.

Отлов обоих видов считается незаконным; они внесены в Конвенцию о международной торговле CITES и в международную Красную Книгу со статусом «уязвимый» (Vulnerable). Наибольший ущерб популяции этих редких ящериц наносит разрушение их привычной среды обитания.

В семейство Helodermatidae входит один современный род Heloderma с двумя видами, образующими несколько подвидов:

Оба вида очень сходны внешне и по образу жизни, но существует несколько важных отличий между этими близкородственными ящерицами: